?

Log in

No account? Create an account

Реклама

Думала я думала и надумала. Буду себя рекламировать.
Если кому любопытно, пожалуйста:
http://magazines.russ.ru/authors/d/dolgopyat/
:)

Наверно, стоит добавить ссылки на сценарии.Collapse )

Осенью

каждый тихий солнечный день кажется последним.
В одном теле родились два человека. Один всё больше спал, а другой действовал: учился, работал, копал картошку, ездил с семьей в Турцию, болел за «Спартак».
Первый проснется и скажет: «Какой закат!». И долго смотрит. Пока закат не погаснет.
В другой раз проснется и скажет: «Ночь, огни. Хорошо. Тревожно». Поплачет.
Или вдруг проснется – часы идут. Вздохнет.
Или проснется – темно, ни звука. Попросит зажечь свет.
Второй ответит: «Всё уже, какой свет, финита».
«Всё? Совсем?»
«Насовсем».
«Как быстро».

Наследнички

наследили


*****

Ватсон выступает тормозящим устройством, точнее говоря, он возвращает сверхбыстрое к такой скорости, которая доступна человеческому восприятию. Ватсон — это мера человеческого восприятия, тогда как Холмс — это скорость сверхчеловеческого восприятия. Холмс — это сверхбыстрое.

*****

Если представить, что Шерлок Холмс — машина, то какая может быть любовная история? Наше притяжение к машине? Он же машина, как я пыталась показать. Нейросеть, машина — это в данном случае одно и то же. Он не человек, какие тут любовные связи? К нему можно тянуться, к нему можно испытывать влечение… Но это не сексуальное влечение, это зачарованность.

*****

Давайте выбросим из него три последние серии, как будто их и не было. Как будто это что-то неприличное.

*****

Целиком можно прочесть здесь:
https://syg.ma/@sygma/ieliena-pietrovskaia-sierial-protiv-iazyka-kino

Механика


Я дочитывала книжку и думала, хоть бы она не кончалась. Такого со мной не случалось давным-давно.
Небольшая книжка.
В первой части рассказ о Пушкине. Во второй части рассказ о Гоголе. В третьей части рассказ о Наполеоне. В четвертой – о собственных снах. Не обо всех, не о всяких. О тех, которые предвосхищают встречи (с людьми или с местами).
Книга называется «Механика судеб», и судьбы Пушкина, Гоголя и Наполеона рассматриваются как драматургические произведения. Жизнь строится по законам драматургии. Строится кем?
И неважно, прав автор или не совсем, или вовсе не прав. Неважно, не имеет значение. Имеет значение и смысл лишь одно. Таким образом рассматривать судьбы интересно и странно, как будто сквозь волнистое стекло, то увеличивающее, приближающее, то искривляющее, искажающее. К тому же стекло меняет цвет.
Мне всё нравится в авторе. И фамилия – Арабов (и глава! глава об именах). И то, что он уехал из Москвы в деревянный дом и видит высокую траву.
Мне нравится, как он выговаривает слова. Нравится, что он поэт и нравится, что он сценарист. Мне нравятся его воспоминания о детстве. Чем-то они мне близки.
Мне нравится год издания книги. Тысяча девятьсот девяносто седьмой. Кажется, это самый подходящий год для ее выхода в свет.
Конец двадцатого века. Двери которого тогда, в 1997, затворялись.
Уже затворились.

Мир Дикого Запада -

роботы без царя в голове.
4 серия "Дикого Запада" понравилась. Особенно сцена под дождем.
И воскресающий.
А первые три серии не понравились (молотилово).